ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

О ВОЕННОЙ ИСТОРИИ И ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕКОНСТРУКЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ КАРЕЛИЯ

oi8mcne2ssg
59ibau05oxo
ub-tc8u1fak

СОЛОВЕЦКИЕ ЮНГИ

Флот Советского Союза в это тяжёлое для страны время остро нуждался в квалифицированных специалистах: боцманах, рулевых, радистах, мотористах, торпедных и артиллерийских электриках и т.д.

Еще в сентябре 1941 г. был блокирован Ленинград, тогда же начались ожесточённые бои за Севастополь, обстановка на Балтийском и Чёрном морях была тяжёлой. Поэтому базой обучения будущих и действующих военных моряков для всех советских флотов стал Учебный отряд Северного флота, располагавшийся на о. Большой Соловецкий в Белом море.

Именно при этом Учебном отряде и была сформирована Соловецкая школа юнг.

25 мая 1942 года адмирал Николай Кузнецов, народный комиссар Военно-морского флота, издал приказ № 108, который стоит процитировать целиком:­

«О создании школы юнгов ВМФ.

В целях создания кадра будущих специалистов флота высокой квалификации, требующих длительного обучения и практического плавания на кораблях ВМФ, приказываю:

1. К 1 августа 1942 г. сформировать при учебном отряде СФ школу юнгов ВМФ со штатной численностью переменного состава 1500 человек, с дислокацией на Соловецкие острова. Плановые занятия начать с 1 сентября 1942 г. Переменный состав школы содержать за счет некомплекта переменного состава учебных отрядов.

2. Школу юнгов ВМФ подчинить командиру учебного отряда Северного Флота.

3. Школу укомплектовать юношами комсомольцами и не комсомольцами в возрасте 15–16 лет, имеющими образование в объеме 6–7 классов, исключительно добровольцами через комсомольские организации в районах по согласованию с ЦК ВЛКСМ.

4. Из принимаемого контингента готовить следующих специалистов: а) боцманов флота, б) рулевых, в) радистов, г) артиллерийских электриков, д) торпедных электриков, е) мотористов, ж) электриков.

5. Начальнику Управления Подготовки и Комплектования ВМФ к 15 июля с.г. дать командиру учебного отряда СФ расчет и программы для подготовки юнгов по специальностям.

6. Начальнику Главного Управления Портов ВМФ обеспечить изготовление и подачу комплектов обмундирования для юнгов к началу приема их в школу.

7. Начальнику Организационно-Строевого Управления ВМФ оформить школу юнгов в штатном порядке к 15 июля 1942 г.».

Юнги обучались в школе 12 месяцев, по её окончании они отправлялись служить в действующий флот, где по достижении совершеннолетия зачислялись в кадровый состав.­

Соловецкие юнги.

Примечательно, что слово «юнгов» в названии школы тогда писалось в старой, дореволюционной орфографии. Именно так — «школа юнгов» — писал, например, в своем дневнике от 29 января 1915 года император Николай II. И такая же надпись — «ШКОЛА ЮНГОВ» — красовалась на черных ленточках, украшавших бескозырки слушателей новой школы. Лишь много лет спустя, когда после 1965 года в Советском Союзе возникло и стало шириться движение по восстановлению забытых страниц истории Великой Отечественной войны, о Соловецкой школе заговорили во всеуслышание — и тогда ее название стали писать в соответствии с действующими нормами орфографии: «юнг».

А тогда, в конце весны далекого 1942 года, об этих тонкостях никто не задумывался. Есть приказ — и его надо выполнять. Есть возможность легально попасть в военный флот и воевать — значит надо ею воспользоваться. И ради этой возможности мальчишки не останавливались ни перед чем: ни перед долгой дорогой, ни перед откровенной подделкой документов или враньем. Впрочем, и то и другое они делали не ради корысти. Невелика корысть — раньше времени попасть на войну с очень большими шансами не вернуться с нее! Но патриотический порыв и стремление отомстить фашистам перевешивали эти опасения.

Нельзя сказать, что командование ВМФ не понимало, что именно так все и будет. Поэтому решено было никакого широкого оповещения об открытии школы и начале набора в нее не давать, а ограничиться передачей функции отбора претендентов в райкомы комсомола Москвы и еще восьми областей. Но стоило первым счастливчикам получить путевки в школу — и процесс стал лавинообразным: на комсомольские организации обрушился настоящий шторм мальчишек, требовавших отправки на Соловки. Их не останавливало ни ограничение по возрасту, ни то, что преимуществом пользовались воспитанники детских домов, дети военных (в особенности осиротевшие) и те, кто уже успел повоевать.

Несмотря на все меры «секретности» желающих было очень много, конкурс был довольно велик. Но, к сожалению, на местах довольно нерадиво отнеслись к отбору кандидатов, поэтому уже на сборном пункте в Архангельске, да и по прибытию на Соловки, часть подростков отсеивалась по различным причинам: из-за недостаточности образования, по биометрическим показателям или здоровью. В 1942 г. пришлось даже в срочном порядке проводить донабор кандидатов в Архангельске и Молотовске (ныне г. Северодвинск). Самым большим набором стал последний, третий (1944-1945 гг.) — 1 тыс. 428 человек, а самым маленьким — второй (1943-1944 гг.) — 1,3 тыс. человек.

Тяжелее всего пришлось юнгам первого набора, так как материальной базы для школы ещё не было, и ребятам пришлось её создавать самим: они отремонтировали старое, полуразрушенное здание церкви, каменный корпус и бывшую деревянную гостиницу для богомольцев в д. Савватьево, которая располагалась в нескольких километрах от соловецкого кремля. Эти здания были отведены под учебные корпуса. Жить юнги должны были в землянках, но и их надо было сначала построить, а до этого момента они ночевали в палатках, все остальное время проводили на свежем воздухе.

Надо сказать, что юнги стойко переносили все испытания. Ходили в наряды, заставы. Строго следовали уставу. Учились прилежно, несмотря на то, что иногда на целый класс приходился всего один учебник.

В школе был подобран замечательный преподавательский состав — это были опытные военные моряки, как правило, имевшие уже опыт педагогической работы. Из 65 человек преподавателей 27 имели высшее образование, 4 — неоконченное высшее, 22 — среднее специальное, 12 — среднее образование. Они очень много сделали для материального оснащения учебного процесса: ими были смонтированы и оборудованы кабинеты радиоаппаратуры, военно-морского дела, мореходных инструментов и т.д. Но в первую очередь они подготовили три выпуска высококвалифицированных специалистов для советского военного флота.

Помимо изучения специальности и обучения военно-морскому делу в образовании юнг много внимания уделялось общеобразовательным предметам и политподготовке. Постоянно велась работа по военно-патриотическому воспитанию будущих моряков.

При всей тяжести учебной нагрузки и быта ребята находили время и для занятий спортом и творчеством. Например, летом 1944 г. юнги в соревновании с взрослыми завоевали первенство по баскетболу, волейболу, метанию диска, копья, бегу на 5 км. А концерт под девизом «Ленинград», подготовленный юнгами, был очень популярен на Соловках.

Всего за 1942-1945 гг. в школе юнг было подготовлено 4 тыс. 111 специалистов: 946 радистов, 717 мотористов торпедных катеров, 534 электрика надводных кораблей, 411 боцманов надводных кораблей, 139 торпедных электриков. Меньше всего школа подготовила мотористов-дизелистов и штурманских электриков — 124 и 50 человек соответственно, поскольку подготовка по этим специальностям велась только в последних двух наборах, а потребность флота в таких специалистах была невелика. Во всяком случае гораздо меньше, чем в других, особенно в так называемом москитном флоте — на торпедных катерах, тральщиках, морских охотниках и эсминцах, которые в любых боевых действиях на море всегда несут самые большие потери.

Обучение юнг в Соловецкой школе было организовано гораздо более тщательно чем простых матросов, которые попадали после призыва на трехмесячные курсы. Во-первых, юнги учились почти год. Во-вторых, помимо сугубо флотских предметов и обучения по специальности, а также общевойсковых дисциплин, мальчишки изучали и общеобразовательные: русский язык, математику, физику, географию, черчение. Поэтому не стоит удивляться таким фактам, которые описал один из выпускников Соловецкой школы юнг Леонид Пшеничко: «Я после обучения в Школе юнг имел специальность электрика. Мы занимались своим делом, и командир, узнав, что мы являемся неплохими специалистами, заставил нас проводить занятия с матросами — на корабле служили матросы, которые воевали, но нигде не учились. "Морское дело" они не проходили, у них была только практика. А ведь мне было тогда 15 лет, а им 30, кому и 40 лет. А мы-то уже воображали, что мы "пупы земли", и начали покрикивать на матросов во время занятий: "Не лежите на рундуках, а слушайте, записывайте!" А они в ответ: "Вот на палубу выйдешь, мы там и поговорим!" Вылезаем из кубрика на палубу, один матрос: "Юнга, почему честь не отдаете?!" Извинился, честь отдал, только за угол зашел, другой матрос: "Юнга, сюда! Почему честь не отдаете?!"».

На действующем флоте выпускники школы юнг блестяще себя зарекомендовали.

Из четырех с лишним тысяч соловецких юнг, которые сражались на Северном, Балтийском, Черноморском и Тихоокеанском флотах, на кораблях Амурской, Дунайской, Каспийской, Днепровской и Волжской флотилий, погиб каждый четвертый. А награды им раздавали скупо. Всего 150 с небольшим человек награждены медалями Нахимова и Ушакова, еще 45 стали кавалерами орденов Красной Звезды, Красного Знамени и Отечественной войны. И один - единственный юнга - выпускник первого набора, электрик базового тральщика «Проводник» Тихоокеанского флота Владимир Моисеенко - в годы войны стал Героем Советского Союза. Он получил это звание за участие в высадке десанта в корейском порту Сейсин, когда в течение 13–16 августа сумел подорвать гранатами шесть дзотов и два блиндажа, а во время одной из атак первым ворвался во вражеский окоп и подавил пулеметную точку. Помимо электрика В. Моисеенко это высокое звание было присуждено еще 5 соловецким юнгам.

Юнги проявили себя не только на полях сражений, но и в мирной послевоенной жизни. У всех на слуху имя выпускника Соловецкой школы юнг, известного писателя Валентина Пикуля. Одна из его повестей — «Мальчики с бантиками» — как раз посвящена этой странице его биографии.

Память о школе соловецких юнг сохранилась не только в литературе. В 1974 г. состоялась премьера фильма «Юнга Северного флота» (реж. Владимир Роговой), основанного на сюжетах автобиографических книг В Пикуля и В. Гузанова. Соловецким юнгам установлены памятники на о. Большой Соловецкий возле соловецкого кремля, в Архангельске — на набережной Северной Двины, недалеко от Вечного огня, в Москве — на площади Соловецких юнг.

История школы юнг Северного морского флота — одна из многочисленных, но очень ярких и значимых страниц истории Великой Отечественной войны. Выпускники этой школы внесли свой ценный вклад в дело победы, а преподаватели многому их научили и воспитали из них настоящих военных моряков.­

Легендарное учебное заведение русского флота основано 25 мая 1942 года
приказом наркома ВМФ Николая Кузнецова
0_9b78b_5ea51b18_orig
1464199897176996165
1464199811182761705
2792_720242621_big
f3cc39ca37656bc49d135f8f0cb48443
information_items_1335107040
you_800_09
db37724a1e79e40f446eb56812b3313c_xl
9d3604fafc
z_7
be02
0_71800_77cf8e60_orig
10aa2f_003a9dab25df407687a5024423492c3d_jpg_srz_2002_688_85_22_0_50_1_20_0
Соловки сегодня
_mg_0540
0_60cc8_3da1fbc2_xxl
0_7822d_22812209_orig
0_9e6f4_eb940a66_orig
13474330
18873178
4677305_large
4830676_large
5910513_xlarge
684897_15
6e8d
grandkarelia
mg_4989-copy-1024x697
original
solovki_buhta_blagopoluchiya
4830676_large

ШКОЛА ЮНГ, 1943 ГОД, СОЛОВЕЦКИЕ ОСТРОВА,

СЕВЕРНЫЙ ФЛОТ, КИНОХРОНИКА